Европа ставит на «жесткий локдаун». Как долго он продлится?

Коронавирусные горки

«Легкий локдаун» не спас от второй волны. Поэтому Европа ставит на «жесткий локдаун». Как долго он продлится и что придется принести ему в жертву, кроме новогодних праздников?

Виктор Агаев, Бонн

Европа, кажется, намерена говорить с этим вирусом по-немецки. Новый подход к пандемии, тон в котором задала 16 декабря Германия,— предельно жесткий локдаун. Цель — сократить прямые контакты до минимума. Останавливается все, что не связано с жизнеобеспечением. «Мы слишком недооценивали коронавирус»,— признает Михаэль Кречман, премьер Саксонии, где живут 4 млн и за день умирают до 400 человек. А Клаус Шваб, изобретатель и бессменный организатор Давосского экономического форума, в интервью Die Zeit и вовсе сравнил коронакризис с войной, дав понять, что пандемия ведет к обострению всех противоречий в современном обществе. «Если мы не начнем преобразований, нас ждут серьезные конфликты и революции»,— считает основатель капиталистического политбюро.

Почему нужны новые меры

Жесткий локдаун, который называют экономическим анабиозом (вероятно, чтобы не говорить об искусственной коме), стал неизбежен, поскольку не дал эффекта «легкий локдаун», который действовал в Европе почти повсюду. Напомню: 40 дней были запрещены все виды коллективного досуга, ограничено число участников деловых встреч и частных тусовок. При этом магазины, школы, детские сады и вузы работали, хотя бары и рестораны — только на вынос, открыв на улицах киоски с буфетами (есть-пить купленное можно было лишь отойдя на полсотни метров).

Вводя в ноябре этот «легкий локдаун», власти исходили из того, что население понимает масштаб проблемы. На всякий случай политики и СМИ разъясняли: инфицированных вдвое больше, чем по весне; в интенсивной терапии почти нет мест; каждый второй, подключенный к ИВЛ, умирает (только 16 декабря в ФРГ скончались 952 человека). Но народ, как выяснилось, даже это не трогало. Не случайно, узнав о «жестком локдауне», все принялись обсуждать: а как же с Рождеством (24–26 декабря) и с Новым годом? Психологи называют это «эффектом габитуации» — люди быстро привыкают к катастрофической ситуации. Такая защитная реакция психики.

При «легком локдауне» число заболевших продолжало расти, пусть с меньшей скоростью. К 17 декабря в Германии средний недельный «показатель первичной заболеваемости» (число новых больных за неделю — в РФ и ряде других стран считают за 14 дней) превысил 180 человек на 100 тысяч жителей. Именно этот показатель взят за основу медицинской статистики, потому что позволяет сопоставлять данные и следить за распространением инфекции. Так, в городе Росток на Балтике он составляет 16 человек, а в округе Реген, близ Чехии — 640. В Саксонии — 430, а в Гамбурге — 128, в Вене (Австрия) — 220, в Базеле (Швейцария) — более 300.

Суть в том, что еще весной немцы решили удерживать недельный показатель заболеваемости на уровне 50 человек на 100 тысяч жителей.

Та же задача и у нынешнего локдауна, хотя даже вирусологи констатируют: сократить «показатель первичной заболеваемости» до 50 человек к весне можно, но только если всех и каждого изолировать.

Вместо этого, однако, приходится объявлять локдауны — иначе ситуация становится слишком опасной и для здравоохранения, и для госбюджета. В итоге пандемия везде развивается по одному и тому же сценарию — эдакие бесконечные американские горки.

Вспомним минувший год. В марте ввели очень жесткие ограничения. Месяц границы внутри ЕС были закрыты полностью: дошло до проблем со снабжением, не говоря о туристах, которым еврограницы открыли только в июле. Жесткая изоляция снизила показатель заболеваемости. Родилась надежда, что все позади, и в сезон отпусков (июль—сентябрь) большинство рвануло, как всегда, на море, в места массового отдыха вроде Турции, Италии. Власти и медики напоминали: осенью будет вторая волна, держите 2 метра дистанции, носите маски. Но отпускников было не пронять. Вот вирус и отыгрался: в октябре за неделю ключевой показатель удваивался. Поняв это, власти ряда стран сразу ввели жесткий локдаун.

Европа ставит на «жесткий локдаун». Как долго он продлится?

Как итальянская мафия зарабатывает на пандемии

«Это единственно правильное решение»,— говорит исследование на базе университета Вены (Complexity Science Hub Vienna). «Чем быстрее объявлен жесткий локдаун, тем меньше будет жертв, тем быстрее начнется снижение числа заражений». Благодаря этому в Бельгии, Франции, Испании, Ирландии, Норвегии, Финляндии, Греции ситуация в середине декабря оказалась лучше, чем в Германии, где до того инфицированных было меньше. Почему? Потому что в ноябре ФРГ, Великобритания, Албания, Дания, Польша ввели только «легкий локдаун» — закрыли сферу досуга, и то нестрого. Идея была в том, чтобы удовлетворить всех: и вирусологов, и бизнес, и покупателей, и детей, и родителей, и учителей. В итоге все недовольны. К середине декабря все страны «вышли на плато», но — на более высоком уровне, чем требуют вирусологи и чем было весной.

Сейчас показатель заболеваемости колеблется в Германии, как и повсюду, вокруг 200 на 100 тысяч за неделю. День на день не приходится, во всех странах немного по-разному, зависит от размаха тестирования и качества тестов (их около 200 вариантов от разных поставщиков). Как бы то ни было, сейчас у немцев получше, чем в Восточной Европе, Италии, Швейцарии, Австрии, Нидерландах и Швеции. Но математические расчеты неумолимы: если срочно не принять экстренные меры, в середине января коллапс системы здравоохранения неизбежен, больницы и морги будут переполнены.

Вирусная политика

Уже сейчас в ФРГ заняты две трети мест в интенсивной терапии. Ряд больниц закрылись на карантин, в других к работе допускают даже инфицированных врачей — персонала не хватает. В «райздравотделах», которые отслеживают цепочки инфицирования и регистрируют зараженных, дефицит персонала восполнен солдатами и безработными.

Бурно спорят о том, кто виноват и почему летом не выработали стратегию. Особо раздражает, что ограничения усиливают едва ли не каждую неделю. Даже в Германии все время чего-нибудь не хватает: то тестов, то пипеток, то лабораторий… Не спасает система, позволяющая быстро выявлять свободные места в интенсивной терапии и перебрасывать туда пациентов,— вторая волна явно покруче первой. Многое упирается в нехватку среднего и младшего медперсонала с опытом работы в интенсивной терапии. Уже в 2019-м дефицит младшего персонала был за 70 тысяч (работа тяжелая, платят не очень). Но тогда спасали иностранцы, а в пандемию их почти не осталось, въезд ограничен.

Как закрывается Европа

Немцы власти ругают, зато себя винят редко. Больше половины населения вообще не верит, что есть такой вирус и что он опасен. «Ковид-диссидентами» (по-немецки они называют себя Querdenker) стали прежде всего те, кто выступает вообще против прививок, видя в них источник бед и угроз. Но на сей раз их ряды пополнила тьма приверженцев религиозных сект и конспирологов, верящих в абсолютный абсурд. Поветрие из США, где оно называется движением QAnon.

Если коротко, его участники верят: некая либеральная, сатанистская, педофильская и еврейская элита, контролирующая мир, использует властные структуры (правительства, армии, минздравы), чтобы реализовать свои дьявольские планы и получить возможность вечной жизни. Для этого им нужен адренохром (один из продуктов окисления адреналина). Его, в принципе, можно сделать в школьной химлаборатории, но лучше действует добытый из крови младенцев, которых эти элиты держат в застенках. Для тех же зловредных целей они хотят сейчас всех вакцинировать…

Как этот бред мог прижиться в Германии, не понятно — некоторые комментаторы, правда, видят за этим тоску по твердой руке. Как бы то ни было, демонстрации сторонников этих диких теорий собирают десятки тысяч. Похоже вроде на голливудский сценарий, но в акциях все активнее свои крайне правые (неонацисты, сторонники АдГ, рейхсбюргеры), они перехватывают руководство. Когда в ходе гигантской антикарантинной демонстрации в сентябре в Берлине пытались штурмовать рейхстаг, стало ясно: движение приобрело политический смысл. Им уже всерьез заинтересовались спецслужбы ФРГ.

В мутной компании немало и тех, кто опасается, что грядущая вакцинация станет обязательной. Власти не устают повторять, что до этого не дойдет. Но многие уверены: часть нанимателей будет требовать прививаться под угрозой увольнения, и прививка станет фактически обязательной для учителей, медиков, полицейских, контролеров, кассиров, даже артистов. На днях кто-то пришел к мысли, что и для бундесвера тоже — там ведь и так прививают от малярии и экзотических болезней при операциях в дальних странах.

Еще один тренд обозначила австралийская авиакомпания Qantas: она намерена в будущем перевозить только тех, кто имеет прививку от коронавируса. Не последуют ли примеру? Ведь это внутри большинства стран ЕС перевозчики ограничений вводить не смогут, а запрет на перевозку не привитых от ковида пассажиров за их границы реален.

Под прессом всех этих страхов прививаться пока готовы не более 50 процентов жителей ФРГ. Возможно, когда придет вакцина, что-то изменится. А пока Querdenker регулярно выводят на улицы протестующих против локдаунов и карантинов, они нападают на полицейских и медиков, недавно бросили «коктейль Молотова» в здание института имени Роберта Коха, координирующего борьбу с вирусом в ФРГ. Власти, зная, чем кончаются такие демонстрации, пытаются их запрещать. Но суды — во имя свобод — запрет отменяют.

Если властям дают отпор, то с вирусом это не катит: на днях в Лейпциге на ИВЛ оказался и один из лидеров движения «ковид-диссидентов». Он был госпитализирован через неделю после многотысячной демонстрации 7 ноября, проведенной вопреки запрету властей.

Сообщив об этом, директор университетской клиники Кристоф Йостен подчеркнул: «Вирусу наплевать, верите вы в него или нет». О состоянии пациента профессор не сообщил. Но беречь себя посоветовал. И напомнил: больницы Лейпцига, Саксонии и ФРГ в целом уже на пределе возможностей.

Борьба за группу риска

Один из главных фронтов — группы риска. Смертность людей старше 80 лет в этом году на 8–10 процентов выше, чем в последние пять лет. И поскольку других причин резкого роста смертности в этом году нет (ни жары, ни голода, ни войны), принято считать, что это следствие пандемии.

Люди старше 80 в ФРГ чаще всего живут в домах престарелых, где смертность особенно велика. По мере приближения Рождества это все больше беспокоит власти и медиков, поскольку в эти дни люди активнее, чем обычно, общаются с пожилыми родственниками.

Европа ставит на «жесткий локдаун». Как долго он продлится?

Как Европа готовится ко второй волне коронавируса

В разгар споров о том, как быть и что делать, внимание привлек город Тюбинген на юго-западе страны. Там зараженных существенно меньше. А среди людей старше 75 их вообще нет. Оказалось, местный обер-бургомистр Борис Пальмер еще летом принял ряд элементарных, казалось бы, мер, которые, похоже, сработали. Старикам было рекомендовано ходить в магазины с 9.30 до 11 часов, а молодым, наоборот, в это время туда не ходить. Поначалу это восприняли как дискриминацию — местные газеты даже успели напечатать возмущенные комментарии. Но сейчас, когда масштабы бедствия всем понятны, Пальмера все чаще ставят в пример, оговариваясь, правда, что Тюбинген — небольшой город. Обер-бургомистр, оказывается, всем, кто старше 65, еще и маски стал выдавать бесплатно. А еще призвал пожилых не пользоваться городскими автобусами, а ездить на такси, которые обязал развозить людей из групп риска за те же деньги, что и автобусы.

И еще штрих. Если повсюду в ФРГ дома престарелых весной были закрыты для посетителей, то в Тюбингене возможность посещения оставалась, но гости каждый раз сдавали тест на коронавирус. Выясняется: простые, казалось бы, но системные меры способны защищать людей группы риска не хуже запретов.

Эти же люди станут и первыми получателями вакцины, если и когда она появится в Германии. Речь о вакцине, которую в России и США называют вакциной американского концерна Pfizer, хотя на самом-то деле она разработана в ФРГ фирмой BionTech под руководством профессора Угура Шахина, выходца из Турции. Он понял, что надо делать, уже в апреле, и тогда же BionTech начал переговоры с Pfizer, мировым лидером фармацевтики, способным быстро организовать выпуск и распространение по всему миру миллиардов доз. Германия и ЕС летом заплатили авансом сотни миллионов евро за вакцины для своего населения (в ЕС более 500 млн человек, в ФРГ — 85 млн). Изначально было объявлено, что вакцина будет не раньше весны 2021-го. Она прошла все стадии проверки, показала 95 процентов эффективности и в декабре европейская служба фармконтроля EMA начала последнее исследование, чтобы дать разрешение на использование в ЕС. Pfizer и BionTech сообщили: выпуск начнется в ту же секунду, как будет получено согласие EMA. Она обещает дать его до 29 декабря, а возможно и раньше — все зависит от соответствующих служб в 27 странах ЕС и от визы руководства ЕС.

Коллизия состоит также в том, что США и Великобритания, воспользовавшись тем, что они де-факто не члены Евросоюза, стали получать и использовать вакцину, не дожидаясь решения ЕС. Что, естественно, вызвало бурную полемику в Германии, и не только в ней. Кто-то уверен, что это было необходимо, поскольку в Великобритании и США ситуация особенно плоха. Премьер Борис Джонсон считает это аргументом в пользу выхода из ЕС: мол, теперь мы сами принимаем любые решения. А британские политики и медики считают, что в ситуации, когда ежедневно умирают сотни зараженных, лучше рискнуть и поскорее начать применять вакцину BionTech / Pfizer. В США тоже есть возможность начать использовать вакцину без окончательной сертификации, ссылаясь на чрезвычайную ситуацию.

Немцы, в свою очередь, могли бы сослаться на нечто похожее, но они знают: если потом что-то пойдет не так, то скандал с сертифицированной вакциной будет расхлебывать EMA, а с несертифицированной — тот, кто разрешил ее использовать, то есть правительство Германии. Впрочем, речь уже не о месяцах отсрочки, а, скорее, о днях. Кстати, немецкие СМИ очень по-разному оценили тот факт, что британцы начали применять вакцину раньше, чем ее создатели. Одни видят в этом доказательство неповоротливости евробюрократии. Другие рады, что неизбежные риски первопроходцев на себя взяли британцы: ведь с этой, как и с другими вакцинами от коронавируса, не все понятно. Да, она (пока) не дает опасных побочных явлений и эффективно защищает людей. Но непонятно, для каких возрастов она подходит лучше, для каких хуже? Можно ли заразиться от привитого человека? Защищает ли она от бессимптомных носителей? Поэтому всем, даже вакцинированным, придется какое-то время носить маски и не вступать в контакт с другими.

А тем временем в ФРГ готовятся к вакцинации. Первым делом Минздрав обратился в Минобороны с просьбой помочь при транспортировке и хранении вакцины. Уголовная полиция предостерегает: возможны нападения фанатичных антипрививочников на склады с вакцинами и кражи препаратов. Чтобы ничего такого не произошло, командование бундесвера уже выделило на защиту вакцины 20 тысяч солдат в дополнение к 5 тысячам в региональных отделах здравоохранения. В сельских районах военные санитары готовят мобильные пункты вакцинации. До конца года должны быть решены и технические проблемы, ведь в огромном количестве понадобятся холодильники, способные создать температурный режим минус 80 градусов для хранения вакцины BionTech / Pfizer. Ожидается, что вакцинацию в домах престарелых начнут уже до Рождества. А закончиться все должно в общем и целом к концу 2021 года. Если, конечно, мы снова не дадим шанс этому вирусу пойти в гору.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Заполните поле
Заполните поле
Пожалуйста, введите корректный адрес email.
Вы должны согласиться с условиями для продолжения

Меню